Анненкова Прасковья Егоровна

(урожд. Полина Гёбль)

[9(20).6.1800, замок Шампиньи, Франция — 14(26).9.1876, Нижний Новгород]

Мемуаристка, жена декабриста И.А. Анненкова. Когда И.А. Анненков, участник восстания 14 декабря 1825 г., был приговорен к 15 годам каторги и вечному поселению в Сибири, Анненкова лично добилась от Николая I разрешения следовать за мужем. С 1841 г. Анненковы жили в Тобольске. Здесь, между 10–20 января 1850 г., Анненкова впервые увидела Достоевского. Именно в это время Анненкова с дочерью и Н.Д. Фонвизиной посещают в тобольском остроге Достоевского и С.Ф. Дурова. Жена писателя А.Г. Достоевская записала со слов мужа подробности свидания Достоевского с декабристками: «В сопровождении конвойных они были приведены в квартиру смотрителя острога (вероятно, подкупленного декабристами) и там-то находились как бы в гостях у смотрителя жены декабристов: Анненковы (мать и дочь, впоследствии Иванова), Муравьева, Фонвизина, и Свистунов» Подробности встречи петрашевцев с женами декабристов известны из письма Н.Д. Фонвизиной от 18 мая 1858 г. из Тобольска к брату мужа, где она сообщает, что выдала С.Ф. Дурова за своего родственника и неоднократно посещала «племянника» и его товарищей. Сам Достоевский вспоминал об этой встрече в «Дневнике писателя» за 1873 г.: «Мы увидели этих великих страдалиц, добровольно последовавших за своими мужьями в Сибирь. Они благословили нас в новый путь, перекрестили и каждого оделили Евангелием — единственная книга, позволенная в остроге. Четыре года пролежала она под моей подушкой в каторге»

Около 16 апреля 1853 г. Достоевский встречается в Омске в доме К.И. Иванова с Анненковой, приехавшей на крестины внучки, и с Н.Д. Фонвизиной. 18 октября 1855 г. Достоевский пишет Анненковой: «...Я всегда буду помнить, что с самого прибытия моего в Сибирь Вы и все превосходное семейство Ваше брали во мне и в товарищах моих по несчастью полное и искреннее участие. Я не могу вспоминать об этом без особенного, утешительного чувства и, кажется, никогда не забуду. Кто испытал в жизни тяжелую долю и знал ее горечь, особенно в иные мгновения, тот понимает, как сладко в такое время встретить братское участие совершенно неожиданно. Вы были таковы со мною, и я помню встречу с Вами, когда Вы приезжали в Омск, и когда я был в каторге...»

Наконец, в первом послекаторжном письме к брату М.М. Достоевскому из Омска от 30 января–22 февраля 1854 г. Достоевский вспоминает о встрече в Тобольске с женами декабристов: «Ссыльные старого времени (то есть, не они, а жены их) заботились об нас, как об родне. Что за чудные души, испытанные 25-летним горем и самоотвержением. Мы видели их мельком, ибо нас держали строго. Но они присылали нам пищу, одежду, утешали и ободряли нас...»

Достоевский пытается встретиться с И.А. Анненковым и его семейством в 1859 г., уезжая из ссылки, проездом в Нижнем Новгороде, где И.А. Анненков служил советником, но тот оказался в отпуске, а все семейство в деревне.

В 1861 г. Анненкова продиктовала по-французски воспоминания о своей жизни в Сибири дочери, О.И. Ивановой, которая записала их в русском переводе.