Румянцев Иоанн (Иван Иванович)

[1835 — февраль, 1904, Старая Русса]

Священник, насто­ятель Георгиевской церкви в Старой Руссе, пре­подавал в женской прогимназии историю, гео­графию и естественную историю. 16 мая 1872 г., когда Достоевский и его жена А.Г. Достоевская с детьми приехали в Старую Руссу, они позна­комились с Румянцевым, на даче которого и поселились. С первой встречи между Румян­цевым и Достоевскими установились теплые дружеские отношения, сохранившиеся все по­следующие годы. А.Г. Достоевская вспоминает: «Наконец, в три часа дня, пароход подошел к пристани. Мы забрали свои вещи, сели на линей­ки и отправились разыскивать нанятую для нас (чрез родственника Владиславлева) дачу свя­щенника Румянцева. Впрочем, разыскивать дол­го не пришлось; только что мы завернули с на­бережной реки Перерытицы в Пятницкую ули­цу, как извозчик мне сказал: "А вон и батюшка стоит у ворот, видно, вас дожидается". Действи­тельно, зная, что мы приедем около 15 мая, свя­щенник и его семья поджидали нас и теперь си­дели и стояли у ворот. Все они нас радостно при­ветствовали, и мы сразу почувствовали, что попали к хорошим людям. Батюшка, поздоро­вавшись с ехавшим на первом извозчике моим мужем, подошел ко второму, на котором я сиде­ла с Федей на руках, и вот мой мальчуган, до­вольно дикий и ни к кому не шедший на руки, очень дружелюбно потянулся к батюшке, сорвал с него широкополую шляпу и бросил ее на зем­лю. Все мы рассмеялись, и с этой минуты нача­лась дружба Федора Михайловича и моя с отцом Иоанном Румянцевым и его почтенной женой Екатериной Петровной, длившаяся десятки лет и закончившаяся только с смертью этих достой­ных людей».
По свидетельству современников, Румянцев «был человек незаурядный», не продвинувший­ся «ни на шаг по пути духовной карьеры» и не заслуживший от начальства «за всю свою жизнь... ни одного знака отличия».
Письма Румянцева к А.Г. Достоевской (хра­нятся в РГАЛИ) касаются всех сторон жизни писателя в Старой Руссе, и Румянцев часто упо­минается в переписке писателя с женой. Л.М. Рейнус отмечает, что «пря­мой и честный Румянцев стал добрым советчи­ком Достоевских в старорусских делах. В даль­нейшем он подыскал Анне Григорьевне дачу, дом Гриббе, содействовал ее покупке <...>. Ру­мянцевы и Достоевские постоянно бывали друг у друга, вместе устраивали детские праздники. Иван Иванович неоднократно гостил у Досто­евских в Петербурге». 25 мая 1873 г. Румянцев писал А.Г. Достоевской: «Прежде всего усердно прошу вас засвидетель­ствовать мою искреннюю глубокую благодар­ность доброму Федору Михайловичу за его бла­горасположение ко мне, которое я могу только чувствовать, но за которое я ничем не могу пла­тить <...>. Федору Михайловичу дай Бог добрый успех в его трудах...». «Батюшка Румянцев, — пи­сал Достоевский К.П. Победоносцеву 25 июля 1880 г., — есть мой давний и истинный друг, достойнейший из достойнейших священников, каких только я когда-нибудь знал». В 1880 г. Достоевский по­дарил Румянцеву «Дневник писателя» на 1880 г. с трогательной надписью: «Дорогому человеку Ивану Ивановичу Румянцеву от автора». Румянцев написал про­никновенное письмо о «Братьях Карамазовых» жене писателя. В начале декабря 1880 г. Достоевский отправил Румянцеву в Старую Руссу экземпляр только что вышедшего отдельного издания «Братьев Карамазовых»
Общение с живым и умным собеседником Румянцевым давало толчок и творческим им­пульсам Достоевского. Создавая роман «Подросток», Достоевский вспомнил анекдот о земцах, рассказанный Румянцевым и, надеясь исполь­зовать его в «Подростке», записал в рукописных редакциях к роману: «Справиться у отца Ива­на», а в записях к «Дневнику писателя» за 1876 г. есть строки: «Рассказ батюшки Ив<ана> Румянцева о Сесицком ругателе и зуботыке (исправнике)». По всей вероятности, многие чер­ты Румянцева вошли в образ Зосимы в «Брать­ях Карамазовых».
После смерти писателя теплая дружба связы­вала Румянцева с А.Г. Достоевской, которая писала его церковному начальству, когда преоб­разовали школу имени Ф.М. Достоевского в Ста­рой Руссе, руководимую Румянцевым, во второ­классную: «Я знаю о. Иоанна Румянцева более 23 лет, видала его в самых разнообразных обсто­ятельствах жизни и вынесла убеждение, что это один из честнейших и благороднейших характе­ров, человек бескорыстный, в высшей степени добрый и милосердный, не терпящий неправды и благодаря своей всегдашней искренности, на­шедший много врагов».