1830

Начало 1830-х годов

К квартире Достоевских при больнице, состоявшей до этого из двух комнат, прибавляется еще одна. «Обмеблировка» их проста, на окнах белые коленкоровые шторы.

У М.А. Достоевского уже пятеро детей. Распорядок дня подчи­нен его службе; вечерами в гостиной он занят «скорбными листа­ми», рецептами. В гостиной стоит книжный шкаф — «едва ли не главное украшение скромной казенной квартиры». По семейному обычаю по вечерам, когда отец свободен, здесь, в гостиной, при двух сальных свечах читают вслух: «Прежде всего отец читал де­тям "Историю Государства Российского"». Особенно часто послед­ние тома с IX по XII — «так что из истории Годунова и самозван­цев нечто осталось и у меня в памяти от этих чтений», — вспоми­нал брат Достоевского.

«Мне было всего лишь десять лет, когда я уже знал почти все главные эпи­зоды русской истории из Карамзина, которую вслух по вечерам нам читал отец», — писал Достоевский в «Дневнике писателя».

Наряду с Карамзиным читают Державина, Жуковского, Пуш­кина («преимущественно прозу»). Сам Достоевский писал, как в зимние вечера, еще не умеющий читать, он, «зами­рая от восторга и ужаса», слушает, как родители читают вслух многотомные романы Анны Радклиф.

В больничном саду, где братья и сестры Достоевские «прогули­ваются с няней или играют "в лошадки"», Достоевский вступает в разговоры с больными, но это строго преследуется отцом.

Достоевский в салоне А.П. Философовой в 1870-е годы рассказывал об одном эпизоде своего детства: «...я играл с девочкой (дочкой куче­ра или повара) <...> Какой-то мерзавец, в пьяном виде, изнасиловал эту девочку, и она умерла, истекая кровью <...> меня послали за от­цом, но было уже поздно». Достоевский считал это «самым страшным гре­хом, для которого нет прощения».

Тема обиженной девочки позднее многократно повторяется в творчестве Достоевского (ночной бред Свидригайлова в «Преступлении и наказании», Настасья Филиппов­на, обольщенная Тоцким, в «Идиоте», Хроменькая из «Жития великого грешни­ка», Матреша в «Бесах», оскорбленная девочка в черновиках «Подростка».

1830

Лето. Пребывание Достоевского на даче у Куманиных в Филях.

В «Московском телеграфе» (№ 2, 3) опубликована под заго­ловком «Таинственный жид» повесть, по указанию переводчика принадлежащая испанцу Бартоломео де Окампо, историографу и хронисту XVI века. Повесть эта, прочитанная Достоевским в детстве, могла подсказать писателю детали сюжета поэмы о Великом Инквизито­ре в «Братьях Карамазовых».

1829   1831