1834

Февраля 1. Село Даровое заложено. Срок платежа 1 февраля 1850 г. — См. справку о долгах и платежах по заложенным имениям М.А. Достоевского. — РГБ. Ф.93.III.14.28.

Осень — зима. Достоевский под руководством отца занимается латынью.

А.М. Достоевский вспоминал, что, так как у Драшусова «некому было за­ниматься латинским языком», то «отец купил латинскую грамматику Бантышева, и с этого времени, каждый вечер начал заниматься с братьями Михаилом и Федором латынью, причем, занимаясь нередко по часу и более», они «не смели не только сесть, но даже облокотиться на стол <...> Братья очень боялись этих уроков <...> Отец, при всей своей доброте, был чрезвычайно взыскателен и нетер­пелив, а главное очень вспыльчив».

Апреля после 20. Отъезд М.Ф. Достоевской с сыном Андреем и дочерью Верой в Даровое.

Апреля после 20 — май. Приписка Достоевского на обороте письма брата Михаила к матери с выражением нежных сыновних чувств.

Лето. Достоевский проводит в Даровом. Читает романы В. Скотта.

В конце жизни Достоевский писал: «12-ти лет, я, в деревне, во время вакаций, прочел всего Вальтер Скотта <...> развил в себе фантазию и впечатлительность <...> напра­вил ее в хорошую сторону и не направил в дурную <...> захватил с собой в жизнь из этого чтения столько прекрасных и высоких впечатлений». А.М. Достоевский пишет, что видел у брата «чаще всего <...> "Квентин Дорварда" и "Ваверлея" <"Уоверли". — Ред.>».

Сентября начало. Поступление Достоевского и брата Михаила в пансион Л.И. Чермака на Новой Басманной ул. (на месте д. 31).

Братья поступили «на полный пансион и приезжали домой только по суббо­там к обеду, а в понедельник утром уезжали опять на целую неделю». Пансион Чермака — «одно из лучших частных учебных за­ведений в Москве, довольно дорогое и посещавшееся сыновьями московской ин­теллигенции. Училище носило патриархальный характер, там старались дать иллюзию семейной жизни. Сам Чермак ел за одним столом вместе со своими уче­никами и обращался с ними ласково, как с собственными сыновьями». Лица, вышедшие из пансиона Чермака, «все отлича­лись замечательною литературной подготовкой и начитанностью». В.М. Каченовский вспоминал о Достоевском-пансионере: «Это был серьезный, задумчивый мальчик, белокурый, с бледным лицом. Его мало занимали игры: во время рекреаций он не оставлял почти книг, проводя ос­тальную часть свободного времени в разговорах со старшими воспитанниками А.М. Ломовским, Ф. и А. Мюльгаузенами, Д. и А. Шумахерами и П. Перевощиковым» <В. Перевощиковым — уточнено Г. Федоровым. — Ред.>.

А.М. Ломовский (Ламовский) (ум. 1893) был старше Достоевского, к нему по субботам «ездили брать уроки из математики» братья Достоевские. Впоследствии он — профессор математики Межевого института, женат на дочери Чермака Анне Леонтьевне. Достоевский бывал у Ломовских в 1860-е годы, упоминает А.М. Ломовского в черновых набросках переработки «Двойника». А.Д. Шумахер ос­тавил воспоминания о годах учения в пансионе Чермака. 16 октября 1880 г. Достоевский писал В.М. Каченовскому (1826—1892): «Да, наших чермаковцев немного, а я всех помню. В жизни встречал потом лишь Ламовского и Толстого. С Шумахерами никогда не пришлось увидеться, равно как и с Мильгаузенами. С Анной Леонтьевной Чермак (Ламовской) встретился с большим удовольствием. Бывая в Москве, мимо дома в Басманной всегда проез­жаю с волнением. Я Вас очень помню. Вы были небольшого росту мальчик с пре­красными большими темными глазами».

Дружен был Достоевский и с К. Кудрявцевым; позднее, уже во время пребывания в Петербурге в Инженерном училище, поддерживал с ним переписку. Имеются сведения о письме к Достоевскому от товарища по пансиону Густава Шренка (или его брата Владимира) (не сохр.).

В пансионе Достоевский знакомится также со старшими воспитанниками: французом Евгением Ламбертом, поступившим в пансион в 1831 г.; его имя писатель даст персонажу романа «Подросток»; Николаем Брусиловым (у Достоевского в «Житии великого грешника» Брутилов), поступившим в пансион в марте 1833 г.; встречает­ся с Алексеем Альфонским, поступившим в пансион в феврале 1832 г. Все они упоминаются Достоевским в подготовительных материалах к романам «Жи­тие великого грешника» и «Подросток». Двоих из гувернеров пансиона, Тайдера и Манго, Достоевский упоминает в записях к «Жи­тию великого грешника».

Режим дня в пансионе Чермака был строгим: вставали по звонку в шесть, а зимою в семь часов, через час собирались в столовую на молитву. В 8 или 9 ча­сов — начало замятий, в 12 часов — обед, с двух часов занятия до 6 часов, после полдника с 7 часов повторяли уроки, в 10 ч. ужин и после вечерних молитв от­ход ко сну.

Запись А.Г. Достоевской 1876—1877 гг.: «Сначала у Драшусова, потом у Чермака. Кормили дурно <у Чермака. — Ред.>, жена немка пекла удивительные пироги по воскресеньям, сладкие. У них дочь Тина Леонтьевна ходила с <1 нрзб.> и разливала чай всем, вышла замуж за профессора математики. Другая, Анна Леонтьевна, за Ломовского. Провизия хорошая, но приготовлено дурно». — РГБ. Ф.93.III.2.1. Л. 30.

1833   1835