Воронцова-Юрьева Н.Ю. Кто такой князь Щ. в романе Ф.М. Достоевского «Идиот»?

Князь Щ. — жених Аделаиды Епанчиной и дальний родственник Евгения Павловича Радомского, ненавязчиво мелькая в романе, так и остается персонажем третьего плана, никак не влияющим на ход повествования. Так что же, всего лишь проходной персонаж, призванный оттенять и дополнять? Отнюдь. Теперь, уже зная, какое историческое лицо было скрыто писателем под этим инициалом, могу утверждать, что этот литературный герой был не столько помещен Достоевским в роман, сколько заботливо сохранен им в романе — к славе российских деятелей и просветителей.

Кто же зашифрован Достоевским под этой буквой? Однажды, перечитывая роман, мне вдруг показалось странным, что сначала в тексте действуют два персонажа с инициалом вместо фамилии: Евгений Павлович Р. и князь Щ. Но очень скоро один из них получает фамилию, превращаясь в Евгения Павловича Радомского, а другой — так и остается князем Щ.

Возникал вопрос: почему Достоевский не захотел сразу вывести Евгения Павловича под фамилией? И второе: почему князь Щ. так и остался под инициалом? Складывалось впечатление, что таким хитроумным способом — этим контрастом, неизбежно возникающим при сравнении, Достоевский словно нарочно пытался навести читательский глаз на так и оставшегося под литерой героя — чтобы однажды, благодаря этой крошечной зацепке, этому авторскому сигнальному флажку скрытая под князем Щ. историческая персона оказалась все-таки разгадана и расшифрована.

Но с чего начать поиск? О князе Щ. в романе сказано, что «ему было лет тридцать пять» и что человек он был «самого высшего света». Поэтому прежде всего я стала искать отборных петербургских князей, чей возраст на описываемый в романе период (1867—1868) находился в районе 35 лет. И ничего не нашла.

Следующей ошибкой стал заход со стороны А.С. Пушкина. Мне подумалось, что если цитаты из Пушкина протянуты автором по всему роману, то, может быть, и князя Щ. следует искать там же? Лицейские друзья поэта1 устранились очень быстро. Но, может быть, что-то обнаружится среди декабристов? Ведь именно с ними, вернее с женами декабристов Фонвизиной и Анненковой, было связано важнейшее событие в духовной жизни Достоевского — обретение Евангелия, с которым писатель уже никогда не расставался.2 Но и среди декабристов тоже никого похожего на князя Щ. не обнаружилось. Впрочем, и сам князь в романе не был наделен Достоевским хоть какой-нибудь революционной политической платформой.

И все-таки именно Пушкин натолкнул меня на верную мысль. В его письме к жене от 3 октября 1832 г.3 проскользнуло имя: «Хочешь комеражей? Горсткина вчера вышла за князя Щербатова, за младенца». Ну конечно, Щербатов, кто же еще! Это же первая литера знаменитой княжеской династии, так что именно эту букву Достоевский мог сознательно оставить при князе Щ. — как еще один сигнальный флажок.

Князей Щербатовых, прежде всего московских, оказалось немало. Требовался же санкт-петербургский, что одновременно и упрощало и усложняло задачу. Чтобы сузить поиск, следовало выяснить, какими качественными характеристиками и особыми приметами наделен в романе князь Щ. Таковых оказалось восемь пунктов, и большинство из них были настолько сложны и уникальны, что при сличении с характеристиками вероятного прототипа их было бы невозможно ни подогнать, ни подделать, ни подменить. Таким образом, если наибольшая часть этих восьми пунктов покажет совпадение, то прототип можно будет считать доказанным.

И такой человек нашелся. Им оказался московско-петербургский представитель династии — действительный статский советник князь Григорий Алексеевич Щербатов,4 1819 года рождения, которому на момент происходящих в романе событий исполнилось 48 лет, что оказалось единственным несовпадением из восьми. Однако эта разница в возрасте была скорее сознательным допущением автора, попыткой намеренно затенить прообраз, затруднить узнавание современников, к которым, кстати сказать, относился и сам князь Щербатов. В конце концов, не зря же Достоевский сохранил для него инкогнито. Зато остальные, самые сложные семь пунктов показали высочайший уровень совпадения. Рассмотрим эти пункты.

1. Князь Щ.: «человек он был "самого высшего света"»; «когда Лебедев подставил стул князю Щ., то даже в сгибе своей поясницы успел изобразить необыкновенную почтительность».
Князь Щербатов Г.А.: Князь Григорий Алексеевич был старшим сыном московского генерал-губернатора князя Алексея Григорьевича Щербатова5 и его второй супруги Софии Степановны, урожденной Апраксиной. Со стороны отца в роду также числились князья Долгоруковы и Урусовы. Мать София Степановна имела придворное звание статс-дамы, т.е. исполняла обязанности старшей придворной дамы в свите императрицы. В истории русского дворянства прославилась как благотворительница. Благодаря ее заботе в Москве создавались приюты, богадельни, лечебницы для неимущих, долгое время она возглавляла основанное ею же в Москве «Дамское попечительство о бедных».6

2. Князь Щ.: «он прежде служил».
Князь Щербатов Г.А.: после окончания юридического факультета Петербургского университета недолгое время прослужил во II Отделении Собственной Его Величества канцелярии, а в 1839 году определился в Киевский гусарский полк, откуда в том же году перешел в Кавалергардский полк, а в 1842 г. вышел в отставку в чине поручика.7

3. Князь Щ.: «в Петербург пожаловал из Москвы».
Князь Щербатов Г.А.: эта ветвь князей Щербатовых считалась московской. Выйдя в отставку, князь Григорий Алексеевич в 1842 году был назначен старшим советником Московского губернского правления (учреждение, относящееся к Министерству внутренних дел); в 1848 году переведен в Министерство народного просвещения и назначен помощником попечителя Московского учебного округа.8
На этом Москва в карьере князя закончилась, и в 1850 году он из Москвы пожаловал в Петербург — назначен помощником попечителя Санкт-Петербургского учебного округа. Как выразился об этом событии профессор, член Академии наук Александр Васильевич Никитенко: «Приехал князь Щербатов, помощник нашего попечителя. Это умный человек. Он отлично знает нашу часть, особенно гимназии, которые он неоднократно осматривал и изучал».9 В 1856 году князь Щербатов из помощников переведен на должность попечителя Санкт-Петербургского учебного округа, оставаясь на этой службе до 1858 года.10 В это же время он также занимал пост председателя Санкт-Петербургского цензурного комитета, созданного при Министерстве народного просвещения в Санкт-Петербурге.11

4. Князь Щ.: «был полезным корреспондентом нескольких русских ученых обществ».
Князь Щербатов Г.А.: неудивительно, что, столько лет обеспечивая руководство учеными сообществами и учебным процессом всех светских учебных заведений и военных училищ, являясь к тому же (с 1858 г.) почетным членом Санкт-Петербургского университета,12 князь Григорий Алексеевич наверняка тесно сотрудничал с московским и петербургским профессорским составом и направлял свои наработки, предложения и статьи для обсуждения, рецензирования и печати в русские университеты и ученые сообщества.
Деятельность князя на посту попечителя Санкт-Петербургского учебного округа была высоко оценена современниками. Например, в книге «Воспоминания генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина 1860—1862» перечислены следующие полезные нововведения князя: «Студентам предоставлена была большая самостоятельность в занятиях; отменен строгий надзор за посещением ими лекций, сокращены экзамены <...> разрешено было завести студенческую библиотеку, читальни, кассу для воспособления бедным товарищам».13
Самым значимым результатом его деятельности стала реформа университетского устава — в своем переработанном виде он вступил в действие в 1863 г. как устав для всех российских университетов.14 Новый Устав давал университетам автономию, укреплял их статус как центров науки и образования, существенно повышал социальный статус преподавательского состава и профессуры.15

5. Князь Щ.: «стал принимать участие и в земской деятельности».
Князь Щербатов Г.А.: К этому же периоду относится и участие князя Щербатова в земской деятельности. Он был в числе создателей Санкт-Петербургского собрания сельских хозяев — выборного органа местного самоуправления в соответствии с земской реформой 1864 года.16 С этого же года председательствовал в нем на общественных началах.
Успешному руководству земским собранием немало способствовал и личный опыт князя Григория Алексеевича по управлению собственными имениями еще в 1840-х гг. Именно на своих землях Щербатов опробовал новшества в организации крестьянского самоуправления: отменил дворню и барщину, а заодно и телесные наказания для крестьян; создал для крестьянских хозяйств ссудосберегательные кассы; рекрутский набор проводился по жеребьевке; управляющие назначались князем из местной крестьянской среды, полностью исключив модное тогда привлечение к управлению иностранцев.17

6. Князь Щ.: «способствовал, собранными сведениями и изысканиями, более верному направлению одной из важнейших проектированных железных дорог».
Князь Щербатов Г.А.: на первый взгляд, это самый сложный пункт. Тут два вопроса: о какой железной дороге идет речь и каким образом князь мог обеспечить собирание сведений и изысканий для прокладки ее более верного направления?
Однако именно с железной дорогой все оказалось как нельзя просто. Ответ на этот вопрос дает сам Достоевский — именно этой железной дорогой и начинается роман (курсив мой): «В конце ноября, в оттепель, часов в девять утра, поезд Петербургско-Варшавской железной дороги на всех парах подходил к Петербургу». Императорский указ о строительстве этой железнодорожной линии был издан в 1851 г.; само же строительство шло отрезками в течение десяти лет (1852—1862 гг.).18 И дорога эта действительно была одной из важнейших.
Что же касается обеспечения изысканий и сбора сведений, то не зря же князь Григорий Алексеевич еще за год до высочайшего указа о строительстве был назначен сначала помощником попечителя Санкт-Петербургского учебного округа, а в самый разгар постройки переведен на должность попечителя. Стало быть, именно в его ведении и находился Корпус инженеров путей сообщения,19 осуществлявший общее техническое руководство строительством, а также и Николаевская инженерная академия20 с изучением, в том числе, таких предметов, как топография, строительное черчение, железные дороги. Так что преподавательский состав академии наверняка также был привлечен к данному железнодорожному проекту.
Кстати сказать, и сам Достоевский учился в Главном инженерном училище,21 одном из лучших учебных заведений того времени, которое в 1855 году разделилось на упомянутую выше Николаевскую инженерную академию (офицерское отделение) и Николаевское инженерное училище (подготовка младших офицеров инженерных войск).

7. Князь Щ.: «случай с Аглаей и эмигрантом-графом», из-за которого Аглая перешла в католичество и «стала членом какого-то заграничного комитета по восстановлению Польши», глубоко поразили семейство Епанчиных и князя Щ.
Князь Щербатов Г.А.: почему история с Аглаей так глубоко задела князя Щ.? Дело в том, что в 1863—1864 г. в Российской Империи, на так называемых польских территориях, вспыхнул сепаратистский вооруженный мятеж.22 Некоторые европейские страны, воспользовавшись ситуацией, позволили себе направить России оскорбительные дипломатические ноты, что являлось неслыханным вмешательством в дела крупнейшей суверенной державы. В этот период князь Щербатов состоял Санкт-Петербургским губернским предводителем дворянства.23 Григорий Алексеевич был настолько возмущен действиями Европы, что своей патриотической речью сумел воодушевить многих и многих представителей дворянства. Было решено направить решительный ответ с выражением крайнего возмущения тем западным странам, что позволили себе неуважение по отношению к России; также была выражена решительная готовность российских дворян пожертвовать собой, с тем чтобы дать надлежащий отпор подобной европейской наглости.
Здесь следует добавить, что еще отец Григория Алексеевича — князь Алексей Григорьевич Щербатов, некогда героический участник Отечественной войны 1812 года,24 лично подавлял в 1831 году еще первые польские бунты, за что был награжден золотой шпагой с алмазами.25 За свою военную доблесть он был прославлен В. Жуковским: «Хвала, Щербатов, вождь младой!».26
Вот почему втягивание Аглаи в работу сепаратистского польского комитета по подрыву Российской империи оказалось такой болезненной новостью и для патриота России князя Щербатова, и для самого Достоевского в лице князя Щ.

Таким образом, завершая исследование, на основе анализа содержащихся в авторском тексте личных характеристик князя Щ. можно считать доказанным, что прототипом князя Щ. в романе Достоевского «Идиот» является историческое лицо — московско-петербургский князь Щербатов Григорий Алексеевич.

Остается только добавить, что Достоевский был лично знаком с князем Щербатовым и имел возможность составить собственное мнение о его деловых и человеческих качествах. В начале 1860-х гг. князь Григорий Алексеевич и Достоевский являлись членами Комитета Общества для вспоможения нуждающимся литераторам и ученым: Достоевский являлся секретарем Общества, а князь был помощником председателя.27

Именно то глубочайшее уважение, с которым Достоевский относился к реальному князю Г.А. Щербатову, и позволило писателю наделить его литературного двойника — князя Щ. — такими высокими личными свойствами: «Это был один из тех людей, или даже, можно сказать, деятелей последнего времени, честных, скромных, которые искренно и сознательно желают полезного, всегда работают и отличаются тем редким и счастливым качеством, что всегда находят работу».

__________
1 Гессен А.И. Все волновало нежный ум... Пушкин среди книг и друзей. М.: Наука, 1965.
2 Евангелие Достоевского: В 2 т. М.: Русскiй мiр, 2010.
3 Пушкин А.С. Письма к жене. Л., 1986. С. 39.
4 Щербатовы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 т. СПб., 1890—1907. Т. 79. С. 67.
5 Щербатов, Алексей Григорьевич // Русский биографический словарь: В 25 т. СПб.—М., 1896—1918. Т. 24. С. 90—93.
6 Молева Н. Знакомые незнакомки // Мир женщины. 1997. № 9. С. 12.
7 Щербатов, Алексей Григорьевич // Русский биографический словарь: В 25 т. СПб.—М., 1896—1918. Т. 24. С. 90—93.
8 Там же.
9 Никитенко А.В. Записки и дневник: В 3 т. М.: Захаров, 2005. Т. 1. С. 398.
10 Императорский С.-Петербургский университет в течение первых 50-ти лет его существования. Ист. записка. СПб., 1870. С. 316.
11 Скабичевский А.М. Очерки истории русской цензуры: 1700—1863. Изд. 2-е. М.: Издат. группа URSS, 2012. С. 399, 406, 418, 421.
12 Императорский С.-Петербургский университет в течение первых 50-ти лет его существования. Ист. записка. СПб., 1870. С. 316.
13 Милютин Д.А. Воспоминания генерал-фельдмаршала графа Дмитрия Алексеевича Милютина 1860—1862. М.: Российский Архив, 1999. С. 155.
14 Университетский устав 1863 года. СПб.: Тип. И. Огризко, 1863. С. 55, 108.
15 Эймонтова Р.Г. Университетская реформа 1863 г. // Исторические записки. М., 1961. № 70.
16 Герасименко Г.А. Земское самоуправление в России. М.: Наука, 1990. С. 11.
17 Щербатов, Григорий Алексеевич // Русский биографический словарь: В 25 т. СПб.—М., 1896—1918. Т. 24. С. 94—97.
18 История железнодорожного транспорта России и Советского Союза: В 2 т. СПб.: Иван Федоров, 1994. Т. 1. С. 68.
19 Там же. С. 120—127.
20 Кузьмин-Караваев В.Д. Инженерная академия // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 т. СПб., 1890—1907. Т. 25. С. 188—189.
21 Якубович И.Д. Достоевский в Главном инженерном училище (Материалы к летописи жизни и творчества писателя) // Достоевский. Материалы и исследования. Л., 1983. Т. 5. С. 181.
22 Русский Сборник: исследования по истории России. Польское восстание 1863 года. М.: Модест Колеров, 2013. Т. XV.
23 Щербатов, Григорий Алексеевич // Русский биографический словарь: В 25 т. СПб.—М., 1896—1918. Т. 24. С. 94—97.
24 Словарь русских генералов, участников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812—1815 гг. // Российский архив: Сб. М.: Студия «ТРИТЭ» Н. Михалкова, 1996. Т. VII. С. 623—624.
25 Шевырев С.П. Князь Алексей Григорьевич Щербатов (некролог) // Москвитянин. 1849. № 1, кн. 1. Январь. С. 25—36.
26 Жуковский В.А. Полн. собр. соч. и писем: В 20 т. М.: Языки русской культуры, 1999. Т. 1. С. 232.
27 Орнатская Т.И. Деятельность Достоевского в Обществе для пособия нуждающимся литераторам и ученым (1859—1866) // Достоевский. Материалы и исследования. Л.: Наука, 1987. Т. 7. С. 244.

Воронцова-Юрьева Н.Ю. Из наблюдений за прототипами романа «Идиот» // Достоевский и мировая культура. СПб., 2016. № 33. С. 356—371.