М.М. Достоевскому (8 октября 1845)

8 октября.

Любезнейший брат.

До сих пор не было у меня ни времени, ни расположения духа уведомить тебя о чем-нибудь до меня касающемся. Так всё было скверно и гадко, что самому тошно было глядеть на свет Божий. Во-первых, дражайший, единственный друг мой, всё это время я был без копейки и жил на кредит, что весьма скверно. Во-вторых, было вообще как-то грустно, так что поневоле опадаешь духом, не заботишься о себе и становишься не безмозгло равнодушным, но, что хуже этого, переходишь за предел и бесишься и злишься до крайности. В начале этого месяца явился Некрасов, отдал мне часть долга, а другую получаю на днях. Нужно тебе знать, что Белинский недели две тому назад прочел мне полное наставление, каким образом можно ужиться в нашем литературном мире, и в заключение объявил мне, что я непременно должен, ради спасения души своей, требовать за мой печатный лист не менее 200 р. асс<игнациями>. Таким образом мой Голядкин пойдет по крайней мере в 1 500 рублях ассиг<нациями>. Терзаемый угрызениями совести, Некрасов забежал вперед зайцем и к 15 генварю обещал мне 100 руб. серебром за купленный им у меня роман «Бедные люди». Ибо сам чистосердечно сознался, что 150 р. сереб<ром> плата не христианская. И посему 100 р. сереб<ром> набавляет мне сверх из раскаяния. Всё это покамест хорошо. Но вот что скверно. Что еще ровнешенько ничего не слыхать из цензуры насчет «Бедных людей». Такой невинный роман таскают, таскают, и я не знаю, чем они кончат. Ну как запретят? Исчеркают сверху донизу? Беда, да и только, просто беда, а Некрасов поговаривает, что не успеет издать альманаха, а уж истратил на него 4 000 руб. ассигнациями.1
Яков Петрович Голядкин выдерживает свой характер вполне. Подлец страшный, приступу нет к нему; никак не хочет вперед идти, претендуя, что еще ведь он не готов, а что он теперь покамест сам по себе, что он ничего, ни в одном глазу, а что, пожалуй, если уж на то пошло, то и он тоже может, почему же и нет, отчего же и нет? Он ведь такой, как и все, он только так себе, а то такой, как и все. Что ему! Подлец, страшный подлец! Раньше половины ноября никак не соглашается окончить карьеру. Он уж теперь объяснился с е<го> превосходительством и, пожалуй, (отчего же нет) готов подать в отставку. А меня, своего сочинителя, ставит в крайне негодное положение.2
Я бываю весьма часто у Белинского. Он ко мне донельзя расположен и серьезно видит во мне доказательство перед публикою и оправдание мнений своих. Познакомился я на днях с Кронебергом, переводчиком Шекспира (сыном стар<ого> Кронеберга, харьк<овского> проф<ессора>). Вообще говоря, будущность (и весьма недалекая) может быть хороша и может быть и страх как дурна. Белинский понукает меня дописывать Голядкина. Уж он разгласил о нем во всем литературн<ом> мире и чуть не запродал Краевскому, а о «Бедных людях» говорит уже пол-Петербурга. Один Григорович чего стоит! Он сам мне говорит: «Je suis votre claqueur-chauffeur».15
Некрасов аферист от природы, иначе он не мог бы и существовать, он так с тем и родился — и посему в день же приезда своего, у меня вечером, подал проект летучему маленькому альманаху, который будет созидаться посильно всем литературным народом, но главными его редакторами будем я, Григоров<ич> и Некрасов. Последний берет издержкиа на свой счет. Альманах будет в 2 печат<ных> листа и выходить будет один раз в две недели, 7-го и 21-го каждого месяца. Название его «Зубоскал»; дело в том, чтобы острить и смеяться над всем, не щадить никого, цепляться за театр, за журналы, за общество, за литературу, за происшествия на улицах, за выставку, за газетные известия, за иностранные известия, словом, за всё, всё это в одном духе и в одном направлении. Начнется он с 7-го ноября. Составился он у нас великолепно. Во-первых, он будет с иллюстрациями. Эпиграфом берутся знаменитые слова Булгарина из фельетона «Северной пчелы», что «мы готовы умереть за правду, не можем без правды» и т.д., и подпишет Фаддей Булгарин.3 То же будет написано в объявлении, которое пойдет 1-го числа ноября.4 Статьи для 1-го нумера будут Некрасова, о некоторых (разумеется, на днях случившихся) петербург<ских> подлостях. 2) Будущий роман Евг. Сю «Семь смертных грехов» (на 3-х страничках весь роман).5 Обозрение всех журналов. Лекция Шевырева о том, как гармоничен стих Пушкина, до того, что когда он был в колизее и прочел двум дамам, с ним бывшим, несколько стансов из Пушкина, то все лягушки и ящерицы, бывшие в колизее, сползлись его слушать. (Шевырев читал это в Москов<ском> университете).6 Потом последнее заседание славянофилов, где торжественно докажется, что Адам был славянин и жил в России,б и по сему случаю покажется вся необыкновенная важность и польза разрешения такого великого социального вопроса для благоденствия и пользы всей русской нации.7 Потом в отделе искусств и художеств «Зубоскал» отдает полную справедливость «Иллюстрации» Кукольника, причем даже сошлется на следующий пункт «Иллюстрации», где она говорит: что: ъiсктгзел-дтоом-дудурн и т.д. несколько строк таким образом. (Известно, что «Иллюстрация» весьма неисправна в корректуре; переставление слов, слова оборотом для нее вовсе ничего не значат.)8 Григоров<ич> напишет «Историю недели» и поместит несколько своих наблюдений. Я буду писать «Записки лакея о своем барине»9 и т.д. Видишь, что журнал будет весьма веселый вроде «Guêpes»16 Карра.10 Дело это доброе; ибо самый малый доход может дать на одну мою часть 100—150 руб. в месяц. Книжка пойдет.11 Некрасов будет помещать и стихи.
Ну, прощай. В другой раз напишу больше. Теперь страшно занят, а видишь, между прочим, что настрочил тебе целое письмо, а ты мне ни полстрочки не напишешь без моего письма. Считаешься визитами. Лентяй ты такой, Фетюк, просто Фетюк!12
Прочтив «Теверино» (Жорж Занд в «Отечеств<енных> записк<ах>», окт<ябрь>). Ничего подобного не было еще в нашем столетии. Вот люди, первообразы.13
Прощай, друг мой. Эмилии Федоровне кланяюсь и целую у ней ручки. Здоровы ли дети? Пиши мне подробнее.
Шиллера переводи исподволь, хотя издание его решительно нельзя сказать, когда осуществится. Я теперь пронюхиваю какой-нибудь перевод для тебя. Но беда! В «Отеч<ественных> зап<исках>» три офиц<иальных> переводчика. Авось уладим мы, брат, что-нибудь вместе с тобой. Всё впереди, впрочем. Если я пойду, то Театр Шиллера тоже пойдет, — вот что я только знаю.14

Твой Ф. Достоевский.

__________
а Было: деньги
б Далее было: и что по сему случаю, это он
в Было начато: Читал

15 «Я ваш клакер-пропагандист» (франц.)
16 «Ос» (франц.)

Печатается по подлиннику: РГБ. Ф.93.I.6.12.
Впервые опубликовано: Биография, письма и заметки из записной книжки Ф.М. Достоевского. СПб., 1883. Отд. II. С. 38—41.
Датируется 1845 г., так как в письме говорится об издании «Бедных людей» и о работе над «Двойником».

1 Редактировавшийся Некрасовым «Петербургский сборник», в котором были напечатаны «Бедные люди» Достоевского, вышел в свет 15 января 1846 г. (см. письмо М.М. Достоевскому от 1 февраля 1846 г.). Некрасов писал 19 октября 1845 г. А.А. и Г.С. Буткевич об издании сборника: «Затеял предприятие в 10 тысяч, имея только четыре, и всякую копейку, какая есть, принужден отдавать на бумагу, на печать, на картинки и на всякие другие принадлежности» (Некрасов Н.А. Полн. собр. соч. и писем: В 15 т. Л.; СПб., 1981—2000. Т. 14, кн. 1. С. 53—54).
2 Из этого стилизованного под речь Голядкина пассажа видно, что в начале октября 1845 г. Достоевский уже набросал предпоследнюю XII главу «Двойника», где герой объясняется с «его превосходительством».
3 В фельетонах «Журнальная всякая всячина», постоянно печатавшихся в «Северной пчеле», Ф.В. Булгарин неизменно характеризовал себя как поборника правды. Белинский в заметке «"Северная пчела" — защитница правды и чистоты русского языка» (Отечественные записки. 1845. № 12) саркастически писал о булгаринской газете: «Если поверить ей <...> только одна "Пчела" любит правду больше всего на свете — ежеминутно готова умереть за правду и терпит за нее гонения от всей литературной братии...» (Белинский В.Г. Полн. собр. соч.: В 13 т. М., 1953—1959. Т. IX. С. 371; ср. также С. 615—616). Намек на Булгарина содержался также в «Объявлении» об издании альманаха «Зубоскал».
4 Объявление об издании альманаха «Зубоскал», написанное Достоевским, было опубликовано в № 11 «Отечественных записок» за 1845 г. в отделе «Библиографическая хроника». По предположению Григоровича, объявление послужило одним из поводов к запрещению альманаха (см.: Григорович Д.В. Литературные воспоминания. М., 1987. С. 76).
5 Имеется в виду пародия на многотомные романы Э. Сю, изобилующие изображением различного рода тайн, ужасов и романтических приключений. См. также письмо М.М. Достоевскому от 31 декабря 1843 г., примеч. 2.
6 Анекдот «Пушкин и ящерицы», высмеивавший С.П. Шевырева (который воспринимался кругом Белинского прежде всего как представитель «официальной народности»), был опубликован в альманахе «Первое апреля» (СПб., 1846. С. 20—21).
7 Отношение Достоевского к славянофилам отражает его фельетон из цикла «Петербургская летопись», опубликованный в «С.-Петербургских ведомостях» от 1 июня 1847 г. В альманахе «Первое апреля» был опубликован анекдот, высмеивавший славянофилов («Славянофил»), но сюжет его иной, чем указанный в письме Достоевского (см.: Первое апреля. СПб., 1846. С. 141—142).
8 Нападки на опечатки были весьма распространенным приемом в газетно-журнальной полемике того времени. Ф.В. Булгарин, то и дело выступавший против нового конкурента — еженедельника «Иллюстрация», издававшегося Н.В. Кукольником (в 1845—1847 гг.), замечал: «...слова и знаки препинания разбросаны в таком лирическом беспорядке, какого нам еще не случалось видеть в печати! <...> небрежность в "Иллюстрации" дошла до того, что на самом верху, при обозначении цены, дня, числа и года, пропущены знаки препинания! Всё тринь трава!» (Ф. Б.<улгарин>. Журнальная всякая всячина // Северная пчела. 1845. 7 апреля, № 79; ср. также: 5 мая, № 100). В статье «От редакции» Н.В. Кукольник раздраженно отвечал: «В чем можно обвинить "Иллюстрацию"? <...> А опечатки? Где их нет! Это репейник, необходимый на литературной пажити... Но это не пища для людей образованных и благонамеренных. Пусть этим забавляются те, которые любят опечатки. Suum cuique. <...> Не хотите ли из этой мутной стихии опечаток перебраться в мир поэзии и подышать ее целебным воздухом» («Иллюстрация». 1845. 12 мая. № 6. С. 82).
9 Замысел «Записок лакея о своем барине» осуществлен не был. Вместо них Достоевский написал «Роман в девяти письмах» (см. письмо М.М. Достоевскому от 16 ноября 1845 г., примеч. 10). 
10 «Les Guêpes» — сатирическая газета, основанная в 1839 г. французским писателем и журналистом Альфонсом Карром.
11 «Зубоскал» был запрещен цензурой; часть предназначенных для него материалов Некрасов использовал в альманахе «Первое апреля» (1846).
12 Выражение Ноздрева в «Мертвых душах» Гоголя (ч. 1, гл. IV).
13 Оценка, данная Достоевским роману Ж. Санд «Теверино» (1845; русский перевод — 1845), близка к отзыву об этом романе Белинского, который относил его (вместе с романом «Жанна») к «лучшим созданиям гениального автора» (Белинский В.Г. Указ. соч. Т. IX. С. 397).
14 См. письмо М.М. Достоевскому от 30 сентября 1844 г., примеч. 3.