Петербургские сновидения в стихах и прозе

Статья, написанная для первого номера журнала «Время» в жанре фельетона (опубликовано без подписи). Писателю принадлежит ее прозаическая часть, сатирические стихи сочинены Д.Д. Минаевым, поэтом-пародистом демократического толка.

Несмотря на фельетонный зачин, содержание статьи выходит за рамки традиционного жанра. Достоевский утверждает новую точку зрения на него: «Ужели фельетон есть только перечень животрепещущих городских новостей?». Решающее значение придается выражению авторского взгляда на новости. По Достоевскому, фельетонист не должен писать «без жара, без смысла, без идеи, без охоты». В таком расширенном понимании фельетон представляется писателю «главным делом», дает возможность «сказать свое слово, новое слово».

Писатель с блеском реализует свои установки, обращаясь не к сиюминутным, преходящим новостям, а к «петербургским тайнам», под которыми подразумевает различные происшествия, случившиеся с ним в столице и вызвавшие чрезвычайные впечатления. На первый взгляд, это обычные петербургские сценки, «картинки», жанровые зарисовки в духе «натуральной школы». Однако от физиологических очерков их отличает предельная идеологизация содержания, эмблематичность образов, позволяющая наглядно и зримо представить великую мысль. Изложенные здесь «истории» логикой художественной трансформации впечатлений в исполненную глубокого смысла картину предвосхищают произведения малой прозы в «Дневнике писателя» за 1876—1877 гг.

В первой из сценок фельетона изображается видение на Неве — панорама большого города в дымке мороза и пара, вызвавшая у автора почти мистическое ощущение. В данном фрагменте с небольшими и непринципиальными изменениями повторяется финал повести «Слабое сердце». Как автореминисценция «видение на Неве» преломилось позднее в творчестве Достоевского еще дважды: в «Преступлении и наказании» и в «Подростке». Реальный факт приобретает здесь значение эмблемы. С этого исповедально-философского отступления, по собственному признанию писателя, началось его творческое существование.

По справедливой оценке В.А. Туниманова, «Петербургские сновидения в стихах и прозе» — произведение особого рода, в нем писатель открыл свою творческую лабораторию. Здесь получает дальнейшее развитие автобиографический образ «мечтателя и фантазера», который силой воображения мистифицирует реальность, тем самым делая ее более значительной и интересной, чем вызванные романтическими книгами фантазии. История с «настоящей Амалией», которую герой-рассказчик «проглядел», свидетельствует об ироническом остранении юношеских грез и мечтаний, о вторжении романтической иронии в повествование. В фельетоне зафиксирован отход от романтической традиции: на смену Дон Карлосам и Позам пришли «титулярные советники». Их истории рассказаны в духе «фантастического реализма».

Соотношение элементов «фантастики» и «реальности» наглядно проявляется в цикличной структуре трех текстов: «сна» о чиновнике, возомнившем себя Гарибальди; изложения газетного факта о титулярном советнике Соловьеве — новом Гарпагоне, «умершем в самой ужасной бедности, на грудах золота»; описания встречи с «фантастическим» старичком, «очень похожим на <...> Скупого рыцаря». Литературная фантастика здесь дополняется той, которая выводится из самой действительности. В контексте реминисценций из произведений Пушкина, Гоголя и Бальзака образ нищего богача получает значение эмблемы — демонической власти денег над человеком и миром. Эта идея будет воплощена Достоевским в романах «Игрок», «Идиот», «Подросток», а также в «Записках из подполья».

Значит, место в прозаической части фельетона занимает имплицитно обозначенный цикл о просящих милостыню. В нем контрастно изображены две встречи — с господином «отвратительно благородной наружности» и с мальчиком из обедневшей семьи. Рассказ о последнем, построенный по логике эмблемы — картинка, комментарий и вывод, — предвосхищает художественно-публицистический цикл из «Дневника писателя» за 1876 г. («Мальчик с ручкой», «Мальчик у Христа на елке», «Колония малолетних преступников...»).

Заключительная часть фельетона написана в традиционной фельетонной манере, она насыщена повседневными новостями литературного и общественного характера.

В общем виде значение статьи можно видеть в том, что здесь содержится одно из первых выражений художественных принципов «фантастического реализма» Достоевского.

Борисова В.В. Петербургские сновидения в стихах и прозе // Достоевский: Сочинения, письма, документы: Словарь-справочник. СПб., 2008. С. 238—239.

Впервые включено в Полное собрание сочинений Ф.М. Достоевского. С многочисленными приложениями. Т. XXII. Пг.: Просвещение, 1918. С. 176—208.

Время. Журнал литературный и политический, издаваемый под ред. М. Достоевского. СПб.: Тип. Э. Праца, 1861. Январь. Отд. VI. С. 1—22.


1 Мб

Файл является собственностью редакции «Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества».
Коммерческое использование, копирование и размещение файла на других Интернет-ресурсах ЗАПРЕЩЕНО!