Опять «Молодое перо»

С января 1863 г. между журналами «Современник» и «Время» развернулась ожесточенная полемика. Все началось с аналитического обзора ситуации в русском обществе на рубеже 1862—1863 гг., представленного в статье Достоевского «Необходимое литературное объяснение по поводу разных хлебных и нехлебных вопросов». Журнал «Современник» откликнулся лишь на памфлетную сторону статьи Достоевского, хотя в замечании М.Е. Салтыкова-Щедрина проявилась некоторая проницательность: «Время» «по своему обыкновению <...> беседует в пустыне о пустыне» (Современник. 1863. № 1/2. Отд. II. С. 372). Публицистические статьи Достоевского в глубинном своем содержании оставались недопонятыми современниками и в этом смысле были действительно одиноким голосом «в пустыне о пустыне». В начале 1863 г. Россия находилась в состоянии глубокого перелома в общественном сознании, в этой ситуации Достоевского возмущало мелкотемье сатирической журналистики. И тем более он не мог этого простить «Современнику». В своей заметке «Молодое перо» Достоевский не без сарказма посмеялся над Салтыковым-Щедриным за то, что зрелый сатирик избрал предметом своего шаржа незначительное событие, да еще при этом «не совсем честно» осветил некоторые моменты. Салтыков-Щедрин ответил Достоевскому фельетоном «Тревоги "Времени"» (Современник. 1863. № 3), что и послужило причиной написания Достоевским статьи «Опять "Молодое перо"».
Прежде всего Достоевский объективно расценивал всю мелочность «перебранки» с Салтыковым-Щедриным, которая чем дальше, тем больще обретала форму «водевиля», переходящего в откровенное шутовство. Но здесь каждый из оппонентов оказался на высоте своего сатирического дара.
В целом в статье проявляется тот же тон учительской назидательности, что и в «Журнальных заметках»: «В ващих же интересах говорю; добру учу; о неопытность!». Достоевский вновь представляет основные положения статьи «Необходимое литературное объяснение по поводу разных хлебных и нехлебных вопросов», это и становится концептуальным ядром содержания полемического памфлета «Опять "Молодое перо"».
Достоевский утверждает, что «Современник» без Н.А. Добролюбова и Н.Г. Черныщевского потерял цельность и глубину своего направления. Выступление Щедрина в роли ведущего сотрудника журнала он расценивает как явление случайное, лишенное глубинных оснований: «Из обыкновенного либерала вас тотчас же перепекли в нигилиста. Но какой же вы нигилист, помилуйте?». У Щедрина было иное отношение к революции, чем у Чернышевского. Революционные взрывы сатирик признавал неизбежными, но видел в них прежде всего зло. Однако к «людям самоотвержения» — революционерам — он относился сочувственно, хотя сам ни прямо, ни косвенно не пропагандировал революционного насилия.
Достоевский пытался определить истоки смеха Щедрина: «У вас же холодный смех <...>. Ваше творчество не сатира, а зубоскальство, а стало быть, и ваша деятельность не дело, а искусство для искусства». В «Необходимом литературном объяснении...» Достоевский свидетельствовал, что современные «легкомысленные» «мыслители»-«мелкоплаватели» (бездарные последователи Добролюбова и Чернышевского) не способны «разрешить загадку жизни»: «Самые вековечные вопросы, над разрешением которых страдало и долго еще будет страдать человечество, возбуждают в них только смех и презрение к страдальцам, которые их разрешали, а которые и теперь от них страдают и мучаются их разрещением, — это у них ретрограды». В свою очередь Щедрин в хронике «Наша общественная жизнь» задавался вопросом: отчего происходит «нравственное распадение в современном человеке, отчего он обязывается балансировать, отчего он никуда не может примкнуть с уверенностью, что тут именно сила, что тут он дома?» В мартовском номере журнала Салтыков находит свой ответ: т.н. мальчишество являет собой ту «корпорацию, которая одна и может заключать в себе залоги действительной силы» (Современник. 1863. № 3. Отд. II. С. 175).
Таким образом, глубинные причины противостояния двух великих русских писателей скрывались в различиях идеалов, о которых они свидетельствовали в начале 1863 г. Для Достоевского идеалом становился «страдалец», мучающийся «вековечными вопросами» человечества, разрешающий «загадки жизни», а для Щедрина — «страдалец», человек «самоотвержения», революционер, стремящийся ценой своей жизни скорее изменить несправедливости общественного строя.
Поэтому главная идея Достоевского в статье «Опять "Молодое перо"» заключалась в том, чтобы не столько «пересмеять» оппонента, сколько «научить добру», т.е. изобличить «молодое перо» в его юнощеской «легкомысленности», «спешливости» и «неопытности» в «нехлебных вопросах» жизни.

Пономарева Л.Г. Опять «Молодое перо». Ответ на статью «Современника» «Тревоги "Времени"» («Современник», март, № 3) // Достоевский: Сочинения, письма, документы: Словарь-справочник. СПб., 2008. С. 230—231.

Впервые включено в Полное собрание сочинений Ф.М. Достоевского. С многочисленными приложениями. Т. XXIII. Пг.: Просвещение, 1918. С. 231—254.

Время. Журнал литературный и политический, издаваемый под ред. М. Достоевского. СПб.: Тип. Э. Праца, 1863. Март. Отд. II. С. 148—163.


  4 Мб   

Оригинальный книжный экземпляр любезно предоставлен Российской государственной библиотекой (РГБ).
PDF-файл публикуется только для частного использования в ознакомительных и научных целях.

Файл является собственностью редакции «Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества».
Коммерческое использование, копирование и размещение файла на других Интернет-ресурсах ЗАПРЕЩЕНО!