Примечания

Автограф неизвестен.
Впервые напечатано: Современник. 1847. № 1, отд. IV. С. 45—54, с подписью: Ф. Достоевский (ценз. разр. — 30 декабря 1846 г.).
В собрание сочинений впервые включено в издании: Достоевский Ф.М. Полн. собр. соч.: В 14 т. СПб.: Изд. А.Г. Достоевской, 1882—1883. Т. 2. С. 295—308.

«Роман в девяти письмах» был написан Достоевским для неосуществленного по цензурным причинам юмористического альманаха «Зубоскал», который был задуман в начале октября 1845 г. H.A. Некрасовым и должен был выходить под редакцией Некрасова, Д.В. Григоровича и Достоевского регулярно два раза в месяц (см. о проекте и предполагаемом содержании первого номера этого альманаха в письме Достоевского к брату М.М. Достоевскому от 8 октября 1845 г.). В октябре — ноябре 1845 г. Достоевский (см., кроме упомянутого, также следующее письмо к брату от 16 ноября 1845 г.) был горячо увлечен идеей этого издания. Написанное Достоевским, может быть при участии Григоровича, объявление об издании альманаха «Зубоскал», которое, по его словам во втором из перечисленных писем, «наделало шуму», было напечатано в «Отечественных записках» (1845. № 11. Библиографическая хроника. С. 44—48).
Как видно из письма Достоевского от 8 октября, он предполагал вначале написать для первого номера «Зубоскала» «Записки лакея о своем барине». Но уже вскоре, по-видимому, проект этот был оставлен и сменился другим. О возникновении замысла «Романа в девяти письмах», который был написан «в одну ночь» в первой половине ноября 1845 г., автор в письме от 16 ноября сообщает брату следующее: «Итак, на днях, не имея денег, зашел я к Некрасову. Сидя у него, у меня пришла идея романа в 9 письмах. Придя домой, я написал этот роман в одну ночь; величина его 1/2 печатного листа. Утром отнес к Некрасову и получил за него 125 руб. ассиг<нациями>, т.е. мой лист в "Зубоскале" ценится в 250 руб. асс<игнациями>. Вечером у Тургенева читался мой роман во всем нашем круге, т.е. между 20 челов<ек> по крайней мере, и произвел фурор. Напечатан он будет в 1-м номере "Зубоскала". Я тебе пришлю книгу к 1-му декабря, и вот ты сам увидишь, хуже ли это, н<а>п<ример>, "Тяжбы" Гоголя? Белинский сказал, что он теперь уверен во мне совершенно, ибо я могу браться за совершенно различные элементы <...>. С будущим письмом пришлю "Зубоскала". Белинский говорит, что я профанирую себя, помещая свои статьи в "Зубоскале"».
Ввиду того что издание «Зубоскала» не было разрешено цензурой (см. об этом: Григорович Д.В. Литературные воспоминания. М., 1987. С. 76), «Роман в девяти письмах» был передан автором Некрасову для «Современника», в первом номере которого он и появился.
Рассказ был написан Достоевским вскоре после недавнего успеха «Бедных людей», в момент непрекращающихся споров об этом романе в кругу Белинского, в публике и в журнальной критике. Этим, вероятно, объясняется выбор Достоевским для своего нового произведения формы «романа в письмах», — с целью показать разнообразные, полярно-противоположные художественно-стилистические возможности, заложенные в этом жанре. Некоторое влияние на форму рассказа и тон вошедшей в него переписки героев мог оказать опубликованный незадолго до его написания и приписываемый в настоящее время Некрасову «Роман в письмах» (см.: Литературная газета. 1845. 25 января, № 4; Некрасов Н.А. Полн. собр. соч. и писем: В 15 т. Л.; СПб., 1981—2000. Т. 12, кн. 2. С. 209—213; см. об этом: Цейтлин А.Г. Повести о бедном чиновнике Достоевского: (К истории одного сюжета). М, 1923. С. 27—29). Как и в произведении Некрасова, персонажи Достоевского в переписке ориентируются на устойчивые канцелярские формулы и трафареты, отображенные в «письмовниках» конца XVIII — середины XIX в. — например, в «Кабинетском и купеческом секретаре, или Собрании наилучших и употребительных писем...» И. Сокольского (М., 1788; 1795) или в «Образцовом Письмовнике, или Хрестоматии писем, содержащем в себе письма на разные случаи жизни общественной» (М., 1845) (см. об этом: Белкнап Р. О традиции эпистолярного романа в «Романе в девяти письмах» Достоевского // Достоевский. Материалы и исследования. СПб., 1996. Т. 13. С. 24—26).
Название рассказа, вероятно, было рассчитано автором на живые еще в 1840-е годы литературные ассоциации: оно вызывало у тогдашнего читателя воспоминание о «Романе в семи письмах» А.А. Бестужева-Марлинского (см.: Бестужев А.А. Русские повести и рассказы. СПб., 1832. Ч. 4. С. 197—216).1 Но романтической новелле Марлинского, написанной в форме лирической исповеди молодого пылкого любовника, переходящего от упоения любовью к мукам ревности и убивающего на дуэли своего более счастливого соперника, Достоевский противопоставил трезво-прозаическую «переписку шулеров», подготовленную образами гоголевских «Игроков» и «Тяжбы» (а более отдаленно и «Повестью о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»). К поэтике Гоголя восходят также характерные фамилии-клички ряда второстепенных персонажей рассказа (Чистоганов, Перепалкин, Толоконов), тема «обманутого обманщика», а также прием называния героев сходными именами (у Гоголя — Иван Иванович и Иван Никифорович, Кифа Мокиевич и Мокий Кифович и др. — см. об этом: Бем А.Л. Личные имена у Достоевского // Сборникъ въ честь на Проф. Л. Милетичъ за седемдесетгодишнината отъ рождението му (1863—1933). София, 1933. С. 424; Альтман М.С. Достоевский: По вехам имен. Саратов, 1975. С. 15; Trubetzkoy N.S. Dostojevskij als Kunstler. The Hague: Mouton & C°, 1964. Р. 53—55).
В то же время рассказ продолжает ту своеобразную линию в разработке темы социальной «физиологии Петербурга», которая характерна для Достоевского 1840-х гг., объединяя его творчество с общими исканиями «натуральной школы». Трагический образ чистой, обманутой девушки, который возникает в конце рассказа, в письме Татьяны Петровны (стилистически резко контрастирующем со стилем других писем — ср. «а мне доля лютая», «ваша воля была»), вносит в юмористический рассказ2 скорбную ноту, связывая его с трагическими эпизодами других ранних повестей и рассказов Достоевского.
Встреченный с энтузиазмом при первом авторском чтении на вечере у И.С. Тургенева, «Роман в девяти письмах» после появления в печати вызвал разочарование у Белинского и других членов его кружка. 19 февраля 1847 г. Белинский писал о нем И.С. Тургеневу: «Достоевского переписка шулеров, к удивлению моему, мне просто не понравилась — насилу дочел. Это общее впечатление» (см.: Белинский В.Г. Полн. собр. соч.: В 13 т. М., 1953—1959. Т. 12. С. 335). Иным был отзыв А.А. Григорьева — единственный печатный отклик на публикацию «Романа в девяти письмах». «Из произведений этой школы <Гоголя>, — писал он в "Обозрении журнальных явлений" за январь и февраль 1847 г., — обращает внимание прекрасный рассказ Достоевского — "Роман в девяти письмах"» (Московский городской листок. 1847. 5 марта. № 52. С. 208).

См. также: Загидуллина М.В. Роман в девяти письмах // Достоевский: Сочинения, письма, документы: Словарь-справочник. СПб., 2008. С. 162—163.

__________
1 Одновременно появился и «Роман в двух письмах» О.М. Сомова (Альциона: Альманах на 1832 год. Издан бароном Розеном. СПб., 1832. С. 191—254).
2 В. Террас называет «Роман в девяти письмах» «бурлескным» рассказом (Terras V. The Young Dostoevsky (1846—1849). The Hague; Paris, 1969. P. 45), а И.А. Аврамец — новеллой (Аврамец И.А. Эпистолярная новелла Достоевского // Учен. зап. Тартуского ун-та. 1987. Вып. 822. Труды по русской и славянской филологии. Литературоведение. С. 22).