«Малоизвестные факты» о Федоре Достоевском. «Содомский грех» Карамазова-старшего

Неизвестно, когда и кем был впервые сделан «вброс» под заголовком «Малоизвестные факты о Федоре Достоевском» (другая вариация — «15 фактов о Достоевском»). Уже несколько лет это «творчество» «кочует» по всему Интернету, от гостевых книг и форумов до социальных сетей. Бессмысленно комментировать такие выражения автора, как «организация беспредельщиков Петрашевского» или «все 14 лет замужняя Анна Григорьевна еще и бесплатно работала у своего мужа стенографисткой».

Конечно, психическим здоровьем составителя «фактов» должны всерьез заняться врачи-специалисты. Человек, находящийся в здравом уме, не смог бы приписать Достоевскому «повышенную сексуальность, замеченную окружающими и осмеивающими его», постоянное «падение в обмороки» при диалогах с «уличными красотками», «покупку» проституток, к услугам которых писатель якобы прибегал, а также отказ «жриц любви» от дальнейших с ним встреч. Ни одной ссылки на первоисточник автор, разумеется, не предоставил.

Сочинитель этого опуса пишет о том, что Анна Григорьевна якобы однажды написала: «Я готова провести остаток своей жизни, стоя перед ним на коленях...» В действительности цитата «о коленях» выглядит так: «В самом деле, я безгранично любила Федора Михайловича, но это была не физическая любовь, не страсть, которая могла бы существовать у лиц, равных по возрасту. Моя любовь была чисто головная, идейная. Это было скорее обожание, преклонение пред человеком, столь талантливым и обладающим такими высокими душевными качествами. Это была хватавшая за душу жалость к человеку, так много пострадавшему, никогда не видевшему радости и счастия и так заброшенному теми близкими, которые обязаны были бы отплачивать ему любовью и заботами о нем за все, чтò <он> для них делал всю жизнь. Мечта сделаться спутницей его жизни, разделять его труды, облегчить его жизнь, дать ему счастье — овладела моим воображением, и Федор Михайлович стал моим богом, моим кумиром, и я, кажется, готова была всю жизнь стоять пред ним на коленах. Но все это были высокие чувства, мечты, которые могла разбить наступившая суровая действительность» (Достоевская А.Г. Воспоминания. 1846—1917. М.: Бослен, 2015. С. 174—175).

Но если Анна Григорьевна сообщает о своем «воображении» как бы вскользь, то сам Достоевский не однажды признавался в письмах жене, что стоит перед ней на коленях: «<...> Завтра 16-го рождение Феди: цалую его и благословляю, равно Лилю и Лешу, поздравляю их всех, а тебя особенно. Милый Ангел мой Аня: становлюсь на колени, молюсь тебе и цалую твои ноги. Влюбленный в тебя муж твой! Друг ты мой, целые 10 лет я был в тебя влюблен и все crescendo, и хоть и ссорился с тобой иногда, а все любил до смерти. Теперь все думаю, как тебя увижу и обниму. А думаешь ли ты обо мне сколько-нибудь? Ну, до свидания, до близкого! <...>» (Достоевский Ф.М., Достоевская А.Г. Переписка. М., 1979. С. 258), «Анька, идол мой, милая, честная моя (зачеркнуто слово), не забудь меня. А что идол мой, Бог мой — так это так! Обожаю каждый атом твоего тела и твоей души, и цалую всю тебя, всю, потому что это мое, мое! До свиданья — а когда оно будет! Напиши все подробности [(хоть все то и скроешь)]. В каком платье ты была? Становлюсь перед тобой на колени и цалую каждую из твоих ножек бесконечно! Воображаю это поминутно и наслаждаюсь. Анька, Бог мой, [не обидь] <...>» (Там же. С. 227), «<...> О тебе думаю (и мечтаю) беспрерывно. Думаю хорошо. Цалую твои ножки, стоя перед тобой на коленях <...> Обнимаю тебя и цалую, цалую каждый пальчик на твоей ножке, мечтаю о тебе, и сверх того жму тебя прямо к сердцу, как мою добрую милую Аню, друга моего. До свидания. Деток благословляю <...>» (Там же. С. 255).

Апофеозом глупости, безусловно, можно считать «факт» № 4: «Любителям творчества Ф.М. Достоевского известно, что грех отцеубийства в "Братьях Карамазовых" лежит на Иване, но не ясна причина преступления. В рукописном оригинале "Братьев Карамазовых" указана истинная причина преступления. Оказывается, сын Иван убил отца Ф.П. Карамазова из-за того, что отец насиловал малолетнего Ивана содомским грехом, в общем, за педофилию. В печатные издания этот факт не вошёл». Здесь два варианта: либо автор владеет рукописными источниками, местонахождение которых уже 100 (!) лет остается неизвестным, либо фантазера не отпускают собственные душевные страдания, полученные им в детстве. Вкупе с «услугами проституток», «обмороками», «уличными красотками» и «повышенной сексуальностью», замеченной окружающими, мы склоняемся ко второму варианту.